Путешествия учат больше, чем, что бы то ни было. Иногда один день, проведенный в других местах, дает больше, чем десять лет жизни дома. - А. Франс
Определяющая роль дисциплины и сознательности « Алексей Харитонов

Определяющая роль дисциплины и сознательности

Четверг, 16 Янв 2014

.

«Как мало можно взять логикой, когда человек не хочет убедиться»

 А.И. Герцен

Как ни значительна роль перечисленных выше факторов возникновения несчастных случаев, первым в ряду причин травматизма в настоящее время стоит не слабая техническая, тактическая или общефизическая подготовка туристов, а низкое общественное сознание, недостаточная дисциплинированность определенной их части. Больше того, можно сказать, что низкая дисциплина участников похода – самая грозная опасность в туризме.

Анализируя случаи травматизма на маршрутах, лишь в редких из них нельзя найти один из таких элементов недисциплинированности, как игнорирование правил социалистического общежития или общепринятых норм поведения, пренебрежение установленными правилами организации путешествий, лихаческое отношение к опасностям на маршруте, авантюризм, безответственность, пренебрежение страховкой. А в 65% тяжелых травм низкая сознательность и плохая дисциплина – одна из основных причин несчастья.

Недисциплинированность начинается часто уже при подготовке к походу: выбор заведомо сложного, не соответствующего опыту туристов маршрута, включение в группу лиц, не имеющих права на участие в данном путешествии, небрежность в подготовке группы, подборе ее снаряжения, разработке маршрута – все это настраивает людей на проведение путешествия «на авось». Практикуемые кое-где походы без оформления путевых документов, без проверки готовности групп маршрутно-квалификационными комиссиями и туристскими контрольно-спасательными службами лишают туристов действенного контроля и помощи со стороны более опытных товарищей.

Игнорирование туристских организаций чаще всего оборачивается для недисциплинированных путешественников самообманом. Отказавшись от добровольных услуг маршрутно-квалификационных комиссий, они, как правило, не получают нужной им информации о районе путешествия, не могут квалифицированно проверить правильность намеченных графиков движения, не знают о возможном пребывании вблизи маршрута других туристских групп и не могут наладить с ними взаимодействие. Кроме того, «дикие» группы, находящиеся в путешествии как бы «вне закона», вынуждены во избежание организационных неприятностей порой даже сторониться людей, чем дополнительно ставят себя в трудное и опасное положение.

Не имея права рассчитывать на помощь со стороны и взяв лично на себя ответственность за жизнь членов группы, руководитель «дикарей» совершает серьезное нарушение общественного порядка.

Нельзя забывать и о моральной стороне вопроса — участники групп втягиваются в коллективный обман, им прививаются извращенные понятия о долге и ответственности. Однажды сошедшее с рук нарушение правил вызывает у некоторых ощущение безнаказанности и дозволенности подобного.

В июле 1978 г. в группе неорганизованных туристов из Днепропетровска погибла оставленная на южной стороне перевала Гезевцек (Грузия) туристка Б. Несчастному случаю предшествовали многочисленные и грубые нарушения: туристы не оформили путевые документы, не знали маршрута и не имели снаряжения, они не прошли медицинского контроля и неоднократно обманывали, выдавая себя за оформленную группу, работников контрольно-спасательной службы, егерей заповедника, других туристов.

Не имея горного опыта (туристы за год до похода были в Карелии), они решили идти по следам плановой группы всесоюзного маршрута № 101 «Через перевал Гезевцек к Черному морю». Однако недостаточная физическая подготовка и организованность не позволили им на подъеме двигаться даже в медленном темпе плановых туристов. На перевальную седловину они вышли, разбившись на две неподдерживающие между собой связь двойки, тогда, когда плановая группа заканчивала спуск по навешенным перилам на южный склон. На седловине турист из отставшей двойки бросил в одиночестве свою напарницу, сказав ей (по его словам): «Следуй за мной» – и начал спуск по веревке. Не подождал он ее и у нижнего конца стометровых перил, хотя стоял туман, сильно ограничивавший видимость тропы.

Дальнейший ход событий можно предполагать, поскольку достоверно только известно, что Б. спустилась по веревке, но на другой день ее нашли замерзшей в спальном мешке у перевальной седловины. Вероятно, не найдя в тумане оставившую ее группу и не рискнув продолжать спуск по неизвестному склону, она решила вернуться назад знакомым ей путем. Поднявшись по веревке на перевал, но, не обнаружив тропы на леднике, Б., возможно, решила переждать непогоду или ждала помощи от своих товарищей. Напрасно: ее друзья по группе спустились далеко вниз, на удобной поляне поставили палатку и легли спать, не предпринимая никаких действий для поисков пропавшей девушки. Не пошли они искать ее на перевал так же и утром, как и не решились обратиться за помощью к местным жителям или спасателям. Случайно найденная другой туристской группой, погибшая транспортировалась ею до Южного приюта.

Близки по своей сущности к описанной форме недисциплинированности – приписки и обман при оформлении маршрута. Стремясь любым способом выйти на маршрут, некоторые путешественники идут на всевозможные приписки несуществующего у них опыта или снаряжения, на фиктивное включение в состав группы лиц, которые могут быть пропущены маршрутно-квалификационной комиссией, чтобы затем их заменить своими, не имеющими права на путешествие, друзьями, тратят силы на добычу «липовых» справок, обработку членов комиссий, разработку тактических вариантов «безболезненных» контактов с местной туристской контрольно-спасательной службой. Иными словами, делают все, чтобы обойти действующие правила организации туристских путешествий, протиснуться в «щели» общественного заслона, поставленного, в первую очередь, именно в целях снижения количества несчастных случаев на туристских тропах.

Другая распространенная форма недисциплинированности и низкой сознательности – самовольное изменение утвержденного маршрута (почти 15% всех несчастных случаев). Речь идет не о потере ориентировки, не о вынужденном сходе с запланированной трассы из-за плохой погоды, стихийного бедствия или болезни участника группы, а именно об умышленном изменении пути, причем часто в сторону его усложнения. Субъективное мнение виновников такого проступка, как правило, иное. Изменение пути обычно мотивируется нежеланием идти по «скучному» участку маршрута и стремлением избрать более интересный и на первый взгляд более простой и безопасный маршрут. В результате путешественники попадают на тропы, перевалы, реки, к прохождению которых не готовились, на участки местности, на которые у них нет нужных сведений, схем и карт.

Особенно близки к опасной ситуации люди, изменившие сам вид передвижения и попавшие в условия, не соответствующие их специфическому туристскому опыту. Так, на грани «ЧП» находится пешая группа, рискнувшая без снаряжения сократить путь за счет преодоления незапланированного снежно-ледового перевала или, не имея опыта водных походов, решившаяся на сплав по неизвестной таежной реке.

Три туриста из Петропавловска отправились в пеший поход по Горному Алтаю. Поскольку группа не оформляла свое путешествие и не обращалась ни к кому за консультацией, маршрут и условия похода она представляла себе очень неопределенно. В первые же дни из-за обилия в горах мокрого снега туристы оставили безопасную трассу планового маршрута (которой они придерживались) и пошли левым берегом Малой Сумульты. Утомившись от ходьбы по тяжелым тропам, они решили изменить способ движения и от слияния Малой и Большой Сумульты поплыть на плоту. Ни руководитель, ни участники группы не знали характера реки и не имели водного опыта. Поэтому, ограничившись просмотром небольшого спокойного участка будущего сплава, они из наносного материала (топора не было) с помощью веревки связали небольшой плот и, вооружившись шестом, легкомысленно доверились течению. Результатом подобного авантюризма была авария практически неуправляемого плота на порожистом участке Сумульты и гибель двух человек.

Непредусмотренная замена трудоемкого вида передвижения более легким, например пешего автомобильным, также становится причиной травматизма. Подобная замена иногда практикуется недисциплинированными группами на плановых маршрутах, особенно если последние совпадают на каком-то отрезке с проезжей дорогой. Отсутствие регулярных пассажирских рейсов, сложный профиль трассы, ее временный производственный характер (дорога на лесоразработки, на отдаленную стройплощадку, к горному карьеру) усугубляют риск туристов. Для отдаленных географических районов страны, например предгорной зоны Западного Кавказа, автомобильные аварии с путешественниками, самовольно пользовавшимися в середине маршрута не приспособленным для перевозки людей транспортом (самосвалы, лесовозы, трейлеры), составляли в некоторые годы почти половину всех серьезных несчастных случаев.

В августе 1969 г. в районе туристского приюта «Терзиян» (Краснодарский край) одна из групп путешественников самовольно подсела на попутный автотягач с лафетом, на который был погружен бульдозер. На крутом горном подъеме, когда шофер не смог переключить скорость и машина под тяжестью груза пошла назад, люди начали спрыгивать на дорогу. Один из туристов при прыжке ударился головой о дерево и, не приходя в сознание, скончался.

Несколько раньше авария с человеческими жертвами произошла на соседнем маршруте между туристскими приютами «Науши» и «Бжеф». По утвержденному плану путешествия этот отрезок маршрута должен был преодолеваться пешком. Однако инструктор группы и ее участники договорились с водителем случайной попутной машины и на совершенно не оборудованном для перевозки пассажиров ЗИЛ-157 отправились в путь. Пересекая в неположенном месте около приюта «Бжеф» реку Аше, машина попала в яму, напором воды была опрокинута и трижды перевернулась.

Грубое нарушение режима, графика, контрольных сроков – еще одна разновидность опасной недисциплинированности туристских групп.

Недопустимо поздние утренние подъемы и вечерние отбои, переходы в наиболее жаркие часы дня, отсутствие малых привалов и остановок для приема пищи, нарушения водно-солевого режима, неправильный режим питания, произвольное назначение дневок при отсутствии необходимости и резерва времени – вот некоторые из наиболее безобидных, но подрывающих физические силы и моральный настрой туристов нарушений. Особенно печально, что они отмечаются не только у неопытных новичков и «дикарей», но и у иных инструкторов плановых туристских групп.

Следующий логический шаг нарушителей – преодоление естественных препятствий на маршруте в неподходящее для этого время: в часы наибольшего подъема воды в реке, по раскисшему снегу, непрочному льду, в камнепадоопасный период суток, при наступающих сумерках или бьющем в глаза закатном солнце. Неоправданный риск подобных поступков если и не приводит прямо к «ЧП», то изматывает туристов, выбивает их из запланированного графика и заставляет или нарушать контрольные сроки, принимая на себя все последствия организуемых поисково-спасательных работ, или предпринимать экстраординарные (и тем более опасные) меры, чтобы как-то выйти из создавшегося положения. Статистика туристского травматизма свидетельствует, что эти нарушения были отмечены у 18% потерпевших туристских спортивных групп. Кроме того, больше чем у половины неорганизованных групп при разборе несчастных случаев выявлялись серьезные нарушения в режиме ходового дня, срывы «внутренних» (поскольку нет иных) графиков и контрольных сроков прохождения маршрута.

Неоправданная спешка на маршруте может быть следствием срыва графика движения, но еще чаще оказывается заложенной в самом плане путешествия и объясняется наравне с неопытностью туристов такими опасными качествами, как лихаческое отношение к маршруту, бравирование риском, пренебрежение трудностями, необоснованные самоуверенность и самомнение. Движимые престижными соображениями, стремясь удовлетворить честолюбие, одержать победу над воображаемыми или действительными конкурентами, руководители некоторых групп планируют скоростное прохождение маршрута с максимальным дневным и общим километражем, без дней отдыха и скидок на необходимость акклиматизации, без учета возможности «неходовой» погоды и других факторов, сдерживающих темп передвижения.

Помимо того что не базирующаяся на специальной физической подготовке гонка на маршруте быстро приводит к исчерпанию сил у туристов и проявлению у них усталостного безразличия к реальным опасностям, скоростной характер преодоления препятствий на маршруте уже почти предопределяет нарушение основных требований безопасности: у путешественников не остается времени на предварительный просмотр и разведку технически сложного участка, организацию надежной страховки, выбор наилучшего варианта пути. Самим себя загнавшим «скоростникам» остается лишь надеяться на авось. Где-то «оно» спасает, но в 5% несчастных случаев в самодеятельных группах запланированная спешка на маршруте фиксируется в качестве одной из их причин.

Превышение нормального темпа, необоснованные марш-броски иногда отличают поведение некоторых инструкторов на плановых маршрутах. Стремясь продемонстрировать свои физические возможности и «поставить на место» туристов, они уже в ходе тренировочного похода задают стремительный темп движения, создают умышленные перегрузки. На основной трассе маршрута у такого инструктора группа нередко опасно растягивается по тропе на сотни метров и километры, разбивается на сильных и слабых, «лосей» и «обоз». В этой обстановке закономерны случаи потери ориентировки, перегрева, тепловых ударов и простудных заболеваний (передовые мерзнут, дожидаясь отставших). Особенно часты травмы нижних конечностей, объясняющиеся отсутствием в искусственно создаваемой спешке времени на уход за ногами, носками, обувью, на ликвидацию причин наминов, водяных пузырей, мозолей.

Очевидна и не требует доказательств опасность превышения скорости при использовании таких средств передвижения, как горные лыжи, верховая лошадь, велосипед, мотоцикл, автомашина. В целом необоснованная спешка, чрезмерный темп и превышение скорости движения фигурируют как одна из причин для 8% тяжелых травм на туристских маршрутах. Еще чаще эти формы недисциплинированности бывают связаны с фактами легких туристских травм.

Отсутствие руководителя у туристской группы или невыполнение имеющимся руководителем своих прямых функций – грубейшее нарушение сложившейся практики туристских походов и действующих правил. Ведь именно руководитель, согласно предъявляемым к нему требованиям, несет персональную ответственность за подготовку и безаварийное проведение путешествия, он обязан обладать организаторскими способностями, лично следить за соблюдением мер безопасности и быть готовым к оказанию помощи своим товарищам.

При отсутствии руководителя (например, в неорганизованной группе) его место обычно занимают один или несколько неформальных лидеров, которые принимают на себя управленческие функции, но не ответственность за товарищей, тем более за их безопасность. Кроме того, в тяжелой или опасной обстановке, не будучи связаны общественно-договорными обязательствами, они могут легко отказаться от лидерства.

Отрицательное отношение к одиночному хождению установилось в советском туризме еще в конце 20-х годов. Установилось потому, что в то время среди туристов-одиночек было немало деклассированных элементов, людей, оторванных от коллектива, бесцельных землетоптателей (так называемых «глободростеров»). Их сверхдальние походы, именовавшиеся кругосветными переходами и межконтинентальными пробегами, носили нередко характер саморекламы и щекотали нервы обывателя.

«…10 марта, — писала одна из газет в 1925 г. — продолжая кругосветный переход, Аким, сын Иванов, пересек по льду пешком Байкал. На путешественнике был плащ и короткие кожаные штаны. Сзади следовали сани с понятыми, тулупами и четвертью самогона…»

С одиночками часто случались аварии, несчастные случаи, они пропадали без вести.

Рецидивы одиночных сложных путешествий хоть и редко, но встречаются и сейчас. Легче всего на них поддается зеленая молодежь, движимая романтическим порывом и почему-либо не нашедшая приложения своих сил в организованном туризме. Порой к мысли о сверхдальнем рекордном спортивном походе молодого человека приводят искренние патриотические побуждения:

«Прошу Вас направить меня в одиночную экспедицию вокруг мыса Горн, — пишет один из туристов, — прочитав заметку о том, что шестидесятипятилетний Френсис Чичестер на одиночной яхте отправился через океан, сообщаю, что я тоже давно готовлюсь к этому… окончил 8 классов, знаю географию, астрономию… Я хочу поспорить и докажу, что наши люди превосходят других и в путешествиях… и чтобы определить, как долго человек может двигаться без сна и отдыха».

Доказать нецелесообразность подобного псевдосоревнования обычно легче, чем убедить человека отказаться от сравнительно скромного 1 — 2-дневного спортивного похода в одиночку, небольшой индивидуальной экскурсии в горы или просто от радиальной прогулки на несколько часов с места общей дневки на маршруте.

Сколько трагических происшествий известно с одиночками! Происшествий, которые оканчивались бы всего лишь легкой травмой, будь рядом товарищи по группе. В одиночестве же и простой вывих ноги, растяжение связок, приступ аппендицита, случайное падение, потеря рюкзака с вещами, продуктами и спичками ставят человека в зависимость от воли слепого случая: будет в ближайшие дни хорошая погода, появятся на тропе другие туристы — одиночка спасен, а ударит мороз, зарядит снег, дождь, ветер, не встретятся люди – шансы на спасение становятся ничтожными. Не случайно судебно-медицинская экспертиза чаще всего констатирует у одиночек смерть от общего переохлаждения организма.

Характерно, что для некоторых районов отмечается столь повышенное количество происшествий с туристами-одиночками, что их можно выделять как своеобразный эпидемиологический очаг. Так, по данным интересной книги В.П. Душевского, О.И. Гриппы «Осторожно: горы!» (Симферополь, «Таврия», 1981), на Крымском полуострове более 60% всех погибших туристов и 33,3% получивших травмы – «индивидуальные» путешественники. Опрос пострадавших показал, что большинство (76,8%) из них не ставили себе спортивной цели, а просто хотели познакомиться с окрестностями и их природными достопримечательностями. Немаловажно, что почти все несчастные случаи с одиночками (89,7%) произошли во время однодневных походов и экскурсий.

Игнорируя правила организации путешествий, предусматривающие число участников в группе не менее 4, а в сложных путешествиях – не менее 6 человек, нарушители не понимают того, что эти нормы определены жизнью, опытом сотен туристских групп, благополучно вышедших из трудных испытаний, и теми бессмысленными жертвами, которыми платило общество за сомнительную славу одиночек-землепроходцев. И хотя число одиночек в целом по стране невелико, однако они и сейчас еще дают ощутимую долю печальных инцидентов. Во всяком случае, количество тяжелых травм, одной из главных причин которых было одиночное хождение, в 1978- 1981 гг. превысило 8%.

Близко к одиночному хождению по своей доле в несчастных случаях (около 15%) такое нарушение дисциплины, как непредусмотренное разделение групп на отдельные части, не обеспечивающие полностью свою безопасность.

Самовольное деление групп обычно происходит при неправильно подобранном составе туристов, когда они отличаются по интересам, физической подготовке, привычному темпу движения, а инструктор или руководитель похода не смог уравнять их силы различной загрузкой заданиями и весом рюкзаков. Растягиваясь по маршруту, подгруппы теряют между собой связь и при ухудшении погоды, потере ориентировки или вынужденной остановке оказываются без необходимого снаряжения и продуктов.

Иногда дробление группы производят для лучшего осмотра какого-нибудь микрорайона, для разведки подступов к перевалам, при радиальных выходах части туристов в сторону от основной нити маршрута. Не всегда при этом есть возможность укомплектовать подгруппы достаточным составом людей и обеспечить нужным снаряжением (например, если имеется только одна большая палатка и групповой спальный мешок). Особенно опасно деление коллектива в горных и зимних условиях, когда резко изменяющаяся метеорологическая обстановка может помешать объединению подгрупп и заставить их расположиться на аварийный бивак без теплых вещей, что для малоопытных туристов равносильно бедствию.

Во время зимних каникул группа студентов и аспирантов нескольких столичных вузов вышла на маршрут лыжного путешествия III категории сложности на Кольский полуостров. Рассчитывая пройти за второй день пути горный проход Корнескорч, туристы, однако, вышли с ночлега в 10 часов и к 15 часам достигли границы леса. Несмотря на наступавший вечер, лыжники продолжали подъем, причем из-за крайне слабой организации разбились на три мелкие группы в 6, 3 и 2 человека. Состав людей в подгруппах оказался случайным, ни старшие, ни замыкающие назначены не были, разрыв между людьми достигал часа движения на лыжах. Члены подгрупп, кроме руководителя, находившегося в передовой шестерке, не имели картосхемы района и слабо знали дальнейший маршрут, порядок движения и место встречи. Начавшаяся пурга, весьма обычная на Кольском полуострове, лишила подгруппы возможности взаимодействия, и в дальнейшем каждая из них, а также отколовшийся от передовой шестерки и оказавшийся в одиночестве руководитель в течение двух суток действовали на свой страх и риск. Поскольку палатка была только в передовой подгруппе, остальным пришлось организовать ночлеги в снегу, опыта которых они не имели. В результате двое участников замерзли, а другие получили обморожения.

Очень серьезный фактор недисциплинированности, непосредственно связанный с вероятностью травм (особенно в тяжелых формах), — отказ от страховочных мероприятий на потенциально опасных участках или там, где они необходимы. По крайней мере, более чем в 1/4 случаев травматизма отсутствие страховки выступает как одна из главных причин несчастья.

Предпосылок к тому, что при тех или иных обстоятельствах на маршруте не было страховки, можно назвать много, и не все они будут зависеть только от слабой дисциплины, пренебрежения мерами предосторожности или принципиального отказа от них. Часть их связана с незнанием возможных средств защиты, с неумением ими пользоваться. Но основные причины несчастных случаев из-за отсутствия страховки кроются всё же в недостаточной сознательности и низкой дисциплине некоторых участников путешествий.

Известно, что момент начала страховки зависит от уровня мастерства туристов. Но нельзя забывать, что этот групповой уровень приходится корректировать по степени подготовленности и самочувствию наиболее слабого члена коллектива. Если хоть у одного участника путешествия появились признаки робости и неуверенности, его долг немедленно попросить поддержки и страховки товарищей, как и их долг (в первую очередь — руководителя группы) предупредить такую просьбу и, морально не травмируя слабейшего, немедленно ввести обязательную страховку для всех.

Отказ от организации страховки не может быть ничем оправдан. Особенно, если от нее зависит здоровье и жизнь не только того, кто принял решение об отказе, но и товарищей, или если его срыв, падение, травма могут повлечь (что бывает часто) аварийную ситуацию для группы в целом.

Не менее опасна фиктивная (иногда называемая «психологической») страховка. Если у страхующего нет уверенности, что он удержит товарища, надо предупредить последнего об этом, а не заниматься обманом, полагаясь на случайный благополучный исход.

«Можно предположить, — пишет один из знатоков спортивного туризма, — что в какой-то мере каждый распоряжается жизнью на свой страх и риск, но втягивать в авантюру других людей — преступление». Добавим: и пренебрегать их страховкой на опасных местах — тоже.

Характерная причина несчастных случаев – такая форма проявления низкой сознательности и отказа от страховки и, одновременно, черта поведения туристов, как беспечность. Наиболее часто беспечность людей в отношении соблюдения определенных норм поведения в обществе и в плане личной безопасности отмечается в условиях несложных или «диких» путешествий, а также на плановых маршрутах.

Источников для возникновения беспечности несколько. Во-первых, у туриста может быть понижена личная ответственность за свое здоровье и жизнь вследствие высокого уровня социальных гарантий, обеспечиваемых нашим обществом. Целиком отдавая себя под покровительство руководителя группы, инструктора, туристской секции или базы, иной человек чуть ли не в достоинство возводит свою неприспособленность и иждивенчество, считая, что о его безопасности и благополучии на маршруте должны думать те, «кому положено», но не он лично.

Иногда заниженность барьера страха за свою жизнь связана с отсутствием, как говорят специалисты, биологической информации: человек инстинктивно боится змеи, удара грома, темноты ночи, глубины обрыва, но безразличен к взрывоопасным предметам на маршруте или к безрассудной скорости автомобиля в руках пьяного водителя.

Чаще виновником непозволительного бравирования опасностью оказывается вторая сигнальная система – разум. Именно он, уступая свое законное место контролера всех помыслов и действий человека сиюминутным всплескам настроений и желаний, позволяет малосознательному путешественнику совершать действия, приносящие травмы и смерть. В их числе на плановых маршрутах случаи отравления ядовитыми ягодами, взрывы в руках старых детонаторов, попадание под автотранспорт, утопление в результате купания в шторм и многое другое.

Безусловно, опасно употребление на маршруте алкоголя. Связь опьянения и несчастного случая ни у кого не вызывает сомнения. В быту, на производстве, на транспорте люди, неумеренно потребляющие спиртное, всегда стоят ближе других к аварии и травме. Так, согласно статистике, в наших городах около половины травм, полученных на улице, – следствие опьянения пострадавших.

В туризме воздействие алкоголя в той или иной мере можно наблюдать в каждом пятом несчастном случае. Львиную долю подобных нарушений приносят походы выходного дня и плановый туризм на несложных маршрутах. В первых отрицательно сказываются соседство мест пикникового отдыха, допускаемая иногда бесконтрольность маршрутов и возможность их сокращения, а также сам факт выходного дня. На некоторых турбазах порой находятся такие «туристы», которые начинают подготовку к путешествию с «вечера дружбы» (с алкогольными напитками), со сбора денег на «походное» вино, а в пути изыскивают способы обмена продуктов на спиртное.

Находясь в состоянии сильного опьянения, человек, как правило, двигаться, даже без нагрузки и по простому маршруту, либо физически не способен, либо отказывается. Но, к сожалению, у него еще остаются широкие возможности создать угрозу своему здоровью и здоровью окружающих на привале, биваке, на экскурсии.

В результате иногда случаются травмы, непостижимые для ума трезвого человека и являющиеся следствием пьяной драки на ночлеге, неудачной попытки на спор залезть на опору высоковольтной передачи или падения в нетрезвом виде с лестничной площадки второго этажа турбазы.

Опасность травматизма растет с количеством выпитого спиртного куда более интенсивно, чем арифметическая прогрессия. Хотя для туризма специальных наблюдений не предпринималось, небезынтересно привести сообщение на 3-м Международном конгрессе, посвященном безопасности движения: установлено, что при содержании в крови пьяного водителя свыше 1,5 промилле алкоголя (т.е. если водитель выпьет примерно стакан водки) вероятность несчастного случая возрастет в 128 раз по сравнению с его трезвым коллегой.

Существует ошибочное мнение, что опасны только эпизодические сильные опьянения или хронический алкоголизм, а потребление вина для настроения или аппетита – безвредно. Наука утверждает иное: повышение уровня алкоголя в крови более чем на 0,05 процента резко усиливает подверженность опасности травматизма, хотя прием спиртного в таких незначительных количествах будто бы и не вызывает заметных со стороны изменений в поведении человека. Больше того, считают, что виновниками основных аварий из-за алкоголя на транспорте являются люди, употребившие немного спиртного. Об этом же говорят несчастные случаи, происшедшие с туристами при отдыхе на море.

Судебно-медицинское вскрытие утонувших устанавливало, например, в их крови следы алкоголя, хотя и в незначительных количествах. Опрос свидетелей позволял уточнить, что некоторые из пострадавших пили спиртное за несколько часов до купания. Это говорит о том, что алкоголь отрицательно действует не только в больших количествах и не только до того момента, пока чувствуется опьянение. Повышенная подверженность опасности много устойчивее, чем ощущение опьянения, и долго поддерживается разбитостью, депрессией, безразличием человека к окружающему. Когда приходится управлять сложными движениями, оказывается несколько нарушенной координация, замедленной реакция, неустойчивым внимание. Зрение становится «тоннельным» (т.е. обзор по широте сужается вдвое — втрое), а главное, нарушаются критичность мышления и оценка своих возможностей.

Замечено, что даже малые дозы спиртного могут вызвать замедление простой двигательной реакции человека в течение 4 — 5 дней, а сами реакции становятся парадоксальными: слабые раздражители вызывают бурный ответ, а сильные раздражители – слабую реакцию.

Это имеет прямое отношение к условиям сложных путешествий. Дело в том, что на спортивных маршрутах, где почти каждый день заполнен увлекательной, а порой рискованной борьбой с природой, обычно не возникает потребности в спиртном. Кроме того, сами спортивные традиции, состав участников, необходимость учета в рюкзаках каждого грамма веса исключают употребление алкоголя. Как правило, имеющийся в группе резервный медицинский спирт приносят (при отсутствии заболеваний) нетронутым до конца похода – первой стоянки геологов, населенного пункта, железнодорожной станции. Хуже, если на маршруте таких промежуточных пунктов несколько. Тогда в несознательной группе могут возникнуть стремления «отметить», «расслабиться». При всей малости принятой дозы алкоголя на следующий день туристы выйдут на маршрут с увеличенной подверженностью опасности.

Несчастные случаи, особенно в несложных походах, часто бывают прямо не связанными с движением по маршруту, преодолением естественных препятствий и устройством походного быта. Около 1 /6 всех тяжелых травм происходит во время отдыха на маршруте (например, при купании, играх и т.п.).

Подобное случается обычно из-за несоответствия индивидуального поведения людей в «нерабочее» время установленным требованиям безопасности. Свободное время путешественника вообще намного тяжелее поддается управлению, чем движение по маршруту. Переложив на сухой язык правил рекомендации по безопасному прохождению топкого болота или навесной переправы, можно рассчитывать, что они будут большинством людей восприняты как реально необходимые для действия. Восприняты так потому, что имеют позитивный характер и отвечают на вопросы, где, что и как надо делать.

Но нельзя всерьез думать о всеобщем соблюдении правил, регулирующих «чистый» отдых туристов, если эти правила носят характер простого запрета, вроде «не бросайте топоры в деревья». Будучи безусловно справедливы сами по себе, такие рекомендации еще не подсказывают виды допустимых игр в свободное время. Больше того, вся воспитательно-разъяснительная работа по обеспечению безопасности зачастую не оказывает желаемого действия, если аргументация, которой она пользуется, имеет негативную окраску.

Соблюдение установленных норм поведения, конечно, очень важно. Но было бы наивно рассчитывать, что это все. Во-первых, невозможно каждый шаг туриста, в том числе и неверный, оговорить каким-то законоположением, а во-вторых, мораль всегда шире права.

Настойчиво требуя дисциплинированности от туристов, нельзя все сводить к простой необходимости выполнять правила, инструкции и положения. Слепая дисциплина и дисциплина «из-под палки» легко дают осечку.

Только упорной разъяснительной и воспитательной работой можно добиться того идеала, когда у всех путешествующих сформируется высокосознательное отношение к своему виду туризма. Только таким путем можно создать органическое единство мер, направленных на безопасность походов, с мерами по повышению массовости и спортивного мастерства и преодолеть возникающие временами противоречия между этими направлениями в туризме.

Поэтому правильнее говорить о самодисциплине участников путешествий, т.е. о таком поведении, когда человек ведет себя правильно не потому, что боится последствий недисциплинированности или подчиняется принуждению. Нет, он осознает необходимость выполнения правил потому, что они превращаются в его внутреннюю потребность. При умелой воспитательной работе с туристами чувство долга и ответственности за безопасность воспринимаются ими не только как отвлеченные понятия, но и как эмоциональное переживание. Иначе говоря, любое отклонение от требований безопасности на маршруте ощущается как грубое нарушение моральных принципов и причиняет почти физическую боль, какую приносят людям очень сильные отрицательные эмоции.

И, наоборот, при плохо поставленной воспитательной работе, при низкой сознательности и слабом развитии у отдельных членов группы некоторых важных социальных чувств и представлений вся внешняя собранность и дисциплинированность при серьезном испытании рассыпается, как карточный домик. Не сдерживаемые внутренней дисциплиной, долгом, уважением к другим, такие люди под влиянием опасности превращаются в моральных уродов.

Выше рассказывалось о том, как, поднимаясь на перевал Хокель, упал в бергшрунд руководитель группы киевских туристов. Что же было дальше?

Ни один из трех участников группы, остановившихся на склоне под перевалом, не попытался помочь, товарищу. Как говорили впоследствии туристы на комиссии, разбиравшей обстоятельства несчастного случая, они единогласно решили, что руководитель погиб, а окончательно о его судьбе собирались узнать, пройдя кольцевой маршрут: перевал Хокель — перевал Клухорский — «Северный приют» — ледник Хокель, т.е. примерно через 2 дня. Три молодых, здоровых человека, располагавших необходимым набором горного снаряжения, благополучно миновали перевал и с наступлением темноты заночевали в удобном месте.

Проведя часть ночи в бессознательном состоянии в бергшрунде, руководитель под утро, не снимая с ботинок кошек, залез в спальный мешок (рюкзак был при нем) и попытался согреться. Осознав затем, что только движение может его спасти, пострадавший с трудом выбрался из трещины и пополз по леднику. Благодаря счастливому стечению обстоятельств в тот же день он заметил далеко внизу на леднике людей и стал звать на помощь.

Услышав крик и увидев в зоне ледопада шевелящуюся точку, туристы из соседней группы поспешили наверх и организовали транспортировку пострадавшего. Поскольку он не знал, что случилось с товарищами, и предполагал худшее, были предприняты широкие поиски пропавших с привлечением многих туристских групп.

Признав «основным виновником несчастного случая руководителя, допустившего выход туристов на гладкие скалы в кошках и применившего для страховки репшнур вместо основной веревки, комиссия предложила за отказ помочь терпящему бедствие запретить участникам группы заниматься горным туризмом, лишить их спортивных разрядов и довести о происшедшем до сведения общественных организаций по месту их работы.

Воспитание у туристов самодисциплины и чувства ответственности надо начинать с самого несложного похода. С первых шагов следует добиваться безусловного соблюдения новичком маршрутной дисциплины, серьезного отношения к страховке, высокой требовательности к себе и справедливости к товарищам.

Порядок и безопасность должны быть гарантированы строгим единоначалием, поддерживаемым единой волей коллектива, добровольным подчинением авторитету избранного группой руководителя. Нарушение дисциплины должно рассматриваться не только как несоблюдение порядка, но и как нарушение основной меры безопасности в походе.

 .

Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS.
Вы можете оставить отзыв или трекбек со своего сайта.


 

Protected by Copyscape Web Plagiarism Software Экстремальный портал VVV.RU Яндекс.Метрика